Михаил Юрьевич Лермонтов. Мцыри

Правописание глаголов Не читал, не спал, не решал, не рисовал, не строил, не загорал. Не был, не хотел, не мог, не стал, не знал. Не нарушайте, не разбейте, не мешайте, не кричите. Не спится, не дремлется. Негодовать недоумевать, ненавидеть, неволить, невзлюбить, невзвидеть. Недовыполнить, недосыпать, недосмотреть, не дочитать книгу , не допить молоко , не досмотреть пьесу.

Цитаты Мцыри

ДобавилаЯ мало жил, и жил в плену. Я знал одной лишь думы власть, Одну — но пламенную страсть: От келий душных и молитв В тот чудный мир тревог и битв, 95Где в тучах прячутся скалы, Где люди вольны, как орлы. Я эту страсть во тьме ночной Вскормил слезами и тоской; Её пред небом и землей Я ныне громко признаю И о прощенье не молю.

Угрюм и одинок, Я вырос в сумрачных стенах Душой дитя, судьбой монах. И видел у других Отчизну, дом, друзей, родных, А у себя не находил Не только милых душ — могил!

Змея скользила меж камней;. Но страх не сжал души моей: Я сам, как зверь, был чужд людей. И полз и прятался, как змей. Внизу глубоко подо мной.

Всуе, что я чувствовал тогда, Те думы - им уж нет следа; Но я б желал их рассказать, Чтоб жить, хоть мысленно, опять. В то утро был небесный свод Так чист, что ангела полет Прилежный взор следить бы мог; Он так прозрачно был глубок, Так полон ровной синевой! Я в нем глазами и душой Тонул, пока полдневный зной И жаждой я томиться стал. Из-под ног Катился вниз - за ним бразда Дымилась, прах вился столбом;.

Смысл символа неотделим от его образной структуры и отличается неисчерпаемостью своего содержания. Стоит отметить, что мотивный и символический уровни произведений Лермонтова изучены хотя и хорошо, но явно недостаточно. Нередко отмеченные на уровне наблюдения, они не всегда становились объектом последовательного анализа.

Давно окончились отношения между людьми и Лермонтовым-человеком. . Змея скользила меж камней; Но страх не сжал души моей; Я сам, как зверь.

Господи, как странно расставил ты людей на этой Земле. Души близкие, а судьбы далекие. Есть два рычага, которыми можно двигать людей: Ничто так не обезоруживает людей, как искренние слова и сильные объятия. Идеальных людей не существует, просто найдите такого же сумасшедшего, как вы сами и остановитесь.

Мцыри / Поэмы

Всё, что я чувствовал тогда, Те думы — им уж нет следа; Но я б желал их рассказать, Чтоб жить, хоть мысленно, опять. В то утро был небесный свод Так чист, что ангела полет Прилежный взор следить бы мог; Он так прозрачно был глубок, Так полон ровной синевой! Я в нем глазами и душой Тонул, пока полдневный зной И жаждой я томиться стал.

Цитата номер из книги «Мцыри» - «Змея скользила меж камней; Но страх не сжал души моей: Я сам, как зверь, был чужд людей И полз и пр».

Вдруг во ней Мелькнула тень, и двух огней Промчались искры То был пустыни вечный гость - Могучий барс. Сырую кость Он грыз и весело визжал; То взор кровавый устремлял, На полный месяц, - и на нем Шерсть отливалась серебром. Я ждал, схватив рогатый сук, Минуту битвы; сердце вдруг И крови Но нынче я уверен в том, Что быть бы мог в краю отцов Не из последних удальцов.

И вот в тени ночной Врага почуял он, и вой Протяжный, жалобный как стон Раздался вдруг

Цитаты из книги Мцыри

Я сам, как зверь, был чужд людей И полз и прятался, как змей Михаил Лермонтов Понравился афоризм или высказывание? Сохрани картинку с цитатой, поделись с друзьями или прокомментируй!

Много я часов Бежал, и наконец, устав, Прилег между высоких трав; как дитя, И гладкий чешуей блестя, Змея скользила меж камней; Но страх не сжал.

Из-за горы И нынче видит пешеход Столбы обрушенных ворот, И башни, и церковный свод; Но не курится уж под ним Кадильниц благовонный дым, Не слышно пенье в поздний час Молящих иноков за нас. Теперь один старик седой, Развалин страж полуживой, Людьми и смертию забыт, Сметает пыль с могильных плит, Которых надпись говорит О славе прошлой - и о том, Как, удручен своим венцом, Такой-то царь, в такой-то год, Вручал России свой народ.

Она цвела С тех пор в тени своих садов, Не опасаяся врагов, 3а гранью дружеских штыков. Тот занемог, не перенес Трудов далекого пути; Он был, казалось, лет шести, Как серна гор, пуглив и дик И слаб и гибок, как тростник. Но в нем мучительный недуг Развил тогда могучий дух Его отцов. Без жалоб он Томился, даже слабый стон Из детских губ не вылетал, Он знаком пищу отвергал И тихо, гордо умирал. Из жалости один монах Больного призрел, и в стенах Хранительных остался он, Искусством дружеским спасен.

Но, чужд ребяческих утех, Сначала бегал он от всех, Бродил безмолвен, одинок, Смотрел, вздыхая, на восток, Гоним неясною тоской По стороне своей родной. Но после к плену он привык, Стал понимать чужой язык, Был окрещен святым отцом И, с шумным светом незнаком, Уже хотел во цвете лет Изречь монашеский обет, Как вдруг однажды он исчез Осенней ночью. Темный лес Тянулся по горам кругам.

Три дня все поиски по нем Напрасны были, но потом Его в степи без чувств нашли И вновь в обитель принесли.

Змея скользила меж камней Но страх

Все, что я чувствовал тогда, Те думы - им уж нет следа; Но я б желал их рассказать, Чтоб жить, хоть мысленно, опять. В то утро был небесный свод Так чист, что ангела полет Прилежный взор следить бы мог; Он так прозрачно был глубок, Так полон ровной синевой! Я в нем глазами и душой Тонул, пока полдневный зной И жаждой я томиться стал. Из-под ног Катился вниз - за ним бразда Дымилась, прах вился столбом;.

Павел Спиваковский. Романтические змеи в поэме «Мцыри» Змея скользила меж камней;. Но страх не сжал души моей: Я сам, как зверь, был чужд.

Ни создатели сайта, ни хостинг-провайдер, ни кто-либо еще не несут никакой ответственности за собранные здесь материалы. Все авторские права принадлежат их владельцам. Если владелец авторских прав не желает, чтобы его произведения были доступны через наш сайт, ему достаточно сообщить нам об этом.

Мцыри (Лермонтов)

И, как они, навстречу дню, Я поднял голову мою Мне стало страшно; на краю Грозящей бездны я лежал, Где выл, крутясь, сердитый вал: Туда вели ступени скал; Но лишь злой дух по ним шагал, Когда, низверженный с небес, В подземной пропасти исчез1.

Змея скользила меж камней, не причиняя человеку никакого вреда. всегда готов схлестнуться с любым соперником, забыть о страхе.

В стенах Обители живут пишельцы, говоящие на чужом языке, исповедующие чужую веу, важдебные миу Хаоса, а потому, естественно, боящиеся гозы воплощения Хаоса в моей модели. Таким обазом, Голубь - это метафоа обитателей миа, где людям не делают зла. о мы знаем, что обаз Голубя вообще в хистианс- кой тадиции устойчиво связан с воплощением котости и Духа Святого - вспомним Евангелие. Впочем, семантика Голубя здесь имеет еще один аспект: Голубь молодой - молод и юноша. Голубь -"дитя неведомой станы", но и геой поэмы - чужой в монастые.

о если так, то наш голубь улетает из обители, дабы воплотить мечты о"азгульной юности" и стать"вольным, как оел", по сути, стать олом. И здесь, пожалуй, уместно вспомнить, что оел - свиепая птица Зевса, бога Гозы.

Михаил Юрьевич Лермонтов. Мцыри цитаты и афоризмы

Но людям я не делал зла, И потому мои дела А душу можно ль рассказать? Я мало жил, и жил в плену. Таких две жизни за одну, Но только полную тревог, Я променял бы, если б мог. Я знал одной лишь думы власть, Одну — но пламенную страсть:

Змея скользила меж камней; Но страх не сжал души моей: Я сам, как зверь, был чужд людей И полз и прятался, как змей.

Упьюся я в последний раз. Оттуда виден и Кавказ! Быть может, он с своих высот Привет прощальный мне пришлет, И близ меня перед концом Родной опять раздастся звук! И стану думать я, что друг Иль брат, склонившись надо мной, Отер внимательной рукой С лица кончины хладный пот И что вполголоса поет Он мне про милую страну.. И с этой мыслью я засну, И никого не прокляну! Мы работаем, чтобы вы знали больше.

Михаил Лермонтов - Выхожу один я на дорогу... (сборник)

Но после к плену он привык, Стал понимать чужой язык, И, с шумным светом незнаком, Уже хотел во цвете лет Изречь монашеский обет, Как вдруг однажды он исчез Осенней ночью. Темный лес Три дня все поиски по нем Напрасны были, но потом Его в степи без чувств нашли И вновь в обитель принесли; Он страшно бледен был и худ И слаб, как будто долгий труд, Болезнь иль голод испытал. Он на допрос не отвечал, И с каждым днем приметно вял; И близок стал его конец. Тогда пришел к нему чернец С увещеваньем и мольбой;.

Г Змея скользила меж камней; / Но страх не сжал души моей.

Ко мне он кинулся на грудь: Но в горло я успел воткнуть И там два раза повернуть Мое оружье Он завыл, И мы, сплетясь, как пара змей, Обнявшись крепче двух друзей, Упали разом, и во мгле Бой продолжался на земле. И я был страшен в этот миг; Как барс пустынный, зол и дик, Я пламенел, визжал, как он; Как будто сам я был рожден В семействе барсов и волков Под свежим пологом лесов.

Забыл я - и в груди моей Родился тот ужасный крик, Как будто с детства мой язык К иному звуку не привык Но враг мой стал изнемогать, Метаться, медленней дышать, Сдавил меня в последний раз Зрачки его недвижных глаз.

VERSUS. АНАКОНДА ПРОТИВ КРОКОДИЛА!